Концерт ко дню семьи, любви и верности 2018
Главная - Петр и Феврония - Волшебное оружие

Волшебное оружие

Уже первая новелла о змее-соблазнителе, летающем к муромской княгине «на блуд», несет важную информацию. Змей просто так летать не будет. Об этом муромцы хорошо знали. Знали и то, что нечистый, обратившись в змея, порой огненного, прилетает к женщине, и, приняв человеческий облик, является ей в образе отсутствующего любимого мужа.

Справиться с ним удается только попу или… ворожее.

Средства борьбы с таким змеем были известны и довольно просты: от его ухаживаний защищались отчитыванием молитвами, обкладыванием во время сна «лутожечными» (липовыми) крестами, «зааминиванием» всех отверстий в доме.

Средневековая нечистая сила в Европе вообще отличалась крайней похотливостью, что зафиксировано в народных верованиях и литературе. Не случайно главной задачей суда инквизиции было доказательство интимной близости человека с демоном.

В Муроме, слава Богу, суда инквизиции не было, чем воспользовалась жена князя Павла. «Неприязненный змей» летает в княжеский терем потому, что неполадки в семье у Павла. Равнодушен он к жене своей. Вряд ли у правителя Мурома было столько и такой важности государственных дел, что к супруге заглянуть некогда.

Вот дьявол и воспользовался, что Павла по ночам у княгини не бывает и настрополил змея. В народной традиции хорошо известны такие рассказы: нечистая сила (бес, черт) начинает ночами навещать вдову или солдатку, тоскующую по отсутствующему мужу, приняв его облик.

Сам же призрак, никому, кроме жертвы, не виден. Необычность нашей ситуации в том, что змей жене Павла «волшебством своим… являлся таким, каким был на самом деле, а приходящим людям казалось, будто это сам князь».

Несмотря на то, что змей являлся ей в своем подлинном мерзком обличии, принимала она его долгое время. В какой-то момент ей все же пришлось открыться супругу.

На случившееся Павел прореагировал совсем не как горячо любящий муж: обвинений жене не высказал, сцен ревности не закатывал, вожжами не прибил, в монастырь не заточил. Сел и «мысляше, что сотворити змиеви, и недоумеяше» — наказать тварь за оскорбление княжеского достоинства, конечно надо — но как? И мысли у него не возникло, чтобы просто отвадить змея известными способами.

Однако способа физического уничтожения такого сверхъестественного существа Павел не знал. Он нашел выход в приеме, широко используемом разведкой всех времен и народов, предложив жене активнее пообольщать змея, чтобы вызнать у нечистого информацию о возможных причинах его смерти.

При этом князь выдвинул моральное обоснование действия: «Если узнаешь об этом и нам поведаешь, то освободишься не только в этой жизни от злосмрадного дыхания и шипения его и всего этого бесстыдства, о чем даже говорить срамно, но и в будущей жизни нелицемерного судью, Христа, тем умилостивишь».

Жена и сама желавшая избавиться от надоевшего и опасного любовника, это и сделала, заключив змея в горячие объятия и выпытав у него тайну…

Узнала, что смерть змею суждена «от Петрова плеча, от Агрикова меча», рассказала об этом мужу. Тот, озабоченный расшифровкой закодированного сообщения, поведал о нем Петру. «Плечо» князь Петр тут же примерил на себя и занялся поисками Агрикова меча. Главная трудность состояла в том, что никто не знал, каков и откуда этот меч Агрика.

Судя по названию, оружие возмездия было импортным и изготовленным или обработанным по какой-то особой магической технологии. Муромские оружейники и сами ковали неплохие клинки, однако волшебного монстра можно победить только волшебным оружием.

Сказки говорят, что лучше всего для этого подходят мечи-кладенцы, в разряд которых входил и Агриков. Исследователи же утверждают, что в ряду известных по преданиям мечей-кладенцов он занимал особое положение.

Известно, что Агриков меч был «зело остр». Однако одной остроты было недостаточно для победы над змеем. Меч предназначался для особых битв – поединков с чудовищами. Он обязательно должен быть старинным и спрятанным в особом месте. Часто таким местом была могила – курган, склеп; иногда – стена, дерево или камень.

Потому и назывался такой меч кладенцом: герою он доставался из тайного клада.

По канонам змееборческого жанра местонахождение меча в алтарной стене монастырского собора указал Петру явившийся ему отрок, когда князь навестил Воздвиженскую обитель в Подокстовье Мурома.

По одной из версий, Петр организовал целую «археологическую экспедицию» для поисков: «По приметам да по старым церковным книгам нашли, наконец… место, где схоронен Гаррик (так иногда называли Агрика – О. С., Ю. С.), разломали стену – и, между другими оружиями, был найден и меч Гаррика».

Почему легендарный богатырь был похоронен в Муроме, а вместе с ним и его меч, трудно даже предположить, поскольку до сих пор нет ясности, кто такой Агрик. Полагают, что автор Повести и сам не знал, кто это такой.

Он просто использовал дошедшие до него предания: «Закономерно, что Ермолай и не объяснил, но и не убрал из повествования „Агриков меч”: средневековый писатель не мог произвольно обращаться с фактом, даже если ему данный факт был неясен». Мифологические словари нередко называют Агрика «героем-змееборцем русского фольклора», однако ссылаются при этом… на Повесть.

По некоторым сведениям он – персонаж византийского эпоса. А. А. Епанчин приводит следующую легенду. «По преданию Агрик (Агрика, Агрикан, Гаррик) был благочестивым богатырем и собирал оружие по всему свету, равному которому ни у кого не было.

Был у него и меч-кладенец непобедимого свойства… Умирая, Агрик призвал к себе трижды-тридцать богатырей, чтоб они битвой решили, кому владеть сим оружием. После погребения Агрика у алтаря Воздвиженского собора богатыри перебили друг друга.

Последний из них, умирая, поручил беречь это оружие слуге Агрика Торопу до тех пор, пока не явится достойный богатырь. Находиться оно должно было в кладовой, в горе, а ключ лежать под огромной отрубленной головой, лежащей в чистом поле…» Это предание, скорее всего, позднего происхождения: в нем явственно проступают не только фольклорные, но и литературно-книжные элементы.

Вспомним, хотя бы, Еруслана Лазаревича, чей меч хранился в чистом поле под гигантской живой головой.

Куда девался меч после поединка Петра со змеем – неясно. По некоторым данным он скрыт где-то в пределах Рязанской земли. Говорят, что во время второй мировой войны Гитлер, чья страсть к мистике известна, отправил на Рязанщину тайную военную экспедицию в поисках Агрикова меча.

Об этом мече сотрудники «Ананербе» — общества «Наследие предков» — якобы узнали из попавшей к ним русской летописи, позднее пропавшей. По летописи мечом в свое время владел владимирский (муромский?) князь Давид. Меч делал своего владельца непобедимым. Добраться до меча экспедиции так и не удалось – поиски были прерваны войсками НКВД. 

Змей, хоть и дал слабину в объятиях Петровой золовки, всей правды не сказал. Выждав момент и распознав змея, принявшего облик брата, Петр ударил его мечом. Однако князь то ли от волнения, а может по незнанию допустил ошибку. По магическим правилам мечом-кладенцом полагается бить один раз.

Этот единственный удар и является роковым. Замахнешься второй, третий – только себе навредишь. Петр же ударил несколько раз. Подлая тварь испустила дух, но от брызг зловредной крови пресмыкающегося князь «покрылся струпьями, и появились на теле его язвы, и охватила его тяжкая болезнь». И никто из муромских целителей излечить его не мог…