Главная - Петр и Феврония - Влияние культа Петра и Февронии на почитание других святых

Влияние культа Петра и Февронии на почитание других святых

Единение святых Петра и Февронии было подкреплено для верующих вполне «вещественно» — святыми останками супругов, покоящихся рядом. Фактически с момента канонизации они почитались как покровители семьи и брака.

В культе других муромских чудотворцев тоже присутствует «семейное начало» и идеализация семейных уз. Князя Константина с сыновьями Михаилом и Федором царь Иван Грозный тоже считал своими «сродниками». Их почитание родилось на «открытии» единого династического захоронения – отца «с чадами», а их «тройные» мощи покоятся и ныне в одной раке в Благовещенском монастыре.

«Тройной» покров 1661 г. на мощи этих святых также уникален по иконографии. В местной традиции к «нераздельному» почитанию Константина «с чадами» присоединена и «Святая и благоверная княгиня Ирина, яже бысть супруга сему Святому и благоверному князю Константину».

Под воздействием культов уже прославленных муромских святых в первые десятилетия XVII в. в городе складывалось почитание неординарной святой «мирянки» Юлиании Лазаревской, житие которой было написано ее сыном – муромским дворянином Дружиной (Каллистратом) Осорьиным. Филимонов опубликовал описание одной из «старых» икон, своего рода портрета «святого семейства» Осорьиных, где Юлиания была изображена вместе с мужем – праведным Георгием и дочерью «инокиней схимницей» Феодосией.

Муромские святые известны не монашескими, а мирскими подвигами. При этом «семейный мир» и «монастырь» сосуществуют как в «идеальной реальности» муромских житий, так и в жизни исторических деятелей Древней Руси, которых церковные историки считают прототипами героев местных произведений.

Монашеский постриг принимают Петр и Феврония, что соответствует летописному известию под 1227/28 г. о принятии схимы муромским князем Давидом: «Месяца апреля, святыя недели праздныя… и тое же недели преставился и сам Давид Муромский в чернецих и в схиме».

Под той же датой упоминается о пострижении супруги Святослава Всеволодовича (дочери Давида муромского — Евдокии): «Святослав отпустил княгыню свою по свету, всхотевши ей в монастырь… иде в Муром к братии и пострижеся». В житии Юлиании перед кончиной принимают монашеский постриг родители ее мужа.

Становится монахиней ее дочь Феодосия. Уместно вспомнить и о почитании родителей преподобного Сергия Радонежского – ростовских бояр, схимонаха Кирилла и схимонахини Марии. Уже в XVI в. в лицевом житии преподобного Сергия они изображаются с нимбами, а с конца XVIII в. становятся местночтимыми святыми.

В этом культе супругов-монахов — родителей прославленного святого, — есть близость к нераздельному почитанию Петра и Февронии Муромских. На распространенных иконках-евлогиях XIX в. преподобный Сергий изображается у гроба, где его родители покоятся рядом, как и муромская чета святых.