Концерт ко дню семьи, любви и верности 2018
Главная - Петр и Феврония - Прообраз Февронии

Прообраз Февронии

Тиун застал Февронию за занятием, которое в отношении к простой девушке следовало бы расценить как непозволительную и очень смелую вольность. Дева сидела за ткацким станом!

Здесь еще раз возникает ассоциация с лаской, ведь у многих народов ласка связана с прядением и ткачеством. По некоторым поверьям она некогда была женщиной. Позже за свою любовь к этим ремеслам, а иногда – наоборот, за отказ ими заниматься, — ее превратили в ласку.

Феврония ткала в летнее время (свидетельство того — поход ее брата в лес за медом), тогда как обычный сезон ткачества — зима, и занимающимся ремеслом приходилось строго придерживаться этих правил. В противном случае духи или боги-покровители ремесла могли жестоко наказать ослушавшихся.

В одном из сюжетов таджикского фольклора, восходящего к домусульманским временам, исследователи усмотрели много параллелей с историями о Сандрильоне (Золушке), Спящей Царевне, Параскеве Пятнице. Есть в нем деталь, объясняющая особенности сюжета. Если покровительница ремесла застанет ослушницу за недозволенным занятием, например, прядением, она вырвет у нее веретено и истычет ее до смерти, а если та будет шить — орудием возмездия послужит игла.

Потому и засыпает мертвым сном царевна, уколовшись веретеном или иглой. А Феврония не боится возмездия, она чувствует себя на особом положении, занимая, видимо, достаточно высокое место в иерархии языческого пантеона.

Полотенце или каток полотна в славянском фольклоре символизируют устойчивый образ дороги, соединяющей два мира, жизнь и смерть. В символическом контексте Повести вытканное Февронией полотно должно означать для нее дальнюю дорогу в новую жизнь, замужество, которое для девушки-невесты идентично смерти, т. к. в свадебных обрядах девушка символически «умирает», а женщина «рождается».

Образ ткущей Февронии неизменно вызывает ассоциации с античными богинями судьбы — Мойрами или Парками, прядущими нить человеческой жизни, а льняная нить в конце повести превращается в златную. Прекращая свою земную жизнь, святая сама наматывает ее на иголку.

По всем правилам чтения подтекста получается, что Феврония не просто крестьянская дочь, но дева, владеющая некими тайными знаниями, может быть даже языческая богиня. Само имя Февронии звучит нарицательно, ведь в образе и почитании муромской святой слышны отголоски культа Феронии — в римской мифологии богини полей, лесов, целебных трав, покровительницы диких животных, богини-целительницы.

Стоит лишь добавить, что Февронии присущи атрибуты и качества и многих мифологических персонажей, что, несомненно, генетически роднит ее с языческими богинями — покровительницами леса, животных, плодородия и богинями, соединяющими потусторонний и земной мир. Да и Повесть в целом имеет скрытноэротический характер.

Истоки его заключены в использовании языческих образов, так как идея плодородия, воспроизводства потомства и урожая была центральной в земледельческих культах.