Концерт ко дню семьи, любви и верности 2018
Главная - Петр и Феврония - История почитания

История почитания

Точное время и обстоятельства обретения мощей Петра и Февронии неизвестны. Считается, что в XV – начале XVI вв., до прославления на соборе 1547 г., в Муроме уже существовал культ Петра и Февронии. Об этом свидетельствуют две рукописи службы в их честь этого времени. В середине XVI в. была составлена новая служба; авторами стихир и канонов в ней названы Пахомий и Михаил мних.

Святые Петр и Феврония традиционно считались покровителями царствующего дома. Полагают, что их культ уже с XV в. из местного становится московским. Некоторые авторы приводят сведения о том, что Иван III, помнивший о своем спасении в Муроме от Шемяки в 1446 г., несколько раз бывал здесь.

Называют и точную дату — 1468 г., когда будто бы великий князь прибыл «на поклонение святым мощам своих сородичей князя Петра и княгини Февронии». Впрочем, в летописях лишь сообщается, что Иван III в Муром прислал «заставу» против казанцев, а также об участие муромской дружины в набегах на казанские владения. Местный «хроникер» А. А. Титов (1783-1848) в «Историческом обозрении города Мурома» пишет: «Добродушный Василий (великий князь Василий III — О. С., Ю. С.), уважая память родителя своего, довольно благоволившего г. Мурому, пожаловал Муромскому соборному храму (1523 г.) участок пахотной земли из городского выгона… в честь св. чудотворцев Петра и Февронии».

В окружной грамоте 1547 г. митрополита Макария сказано: «Пети и праздновати в Муроме же и повсюду, Июня в 25 день, новым чудотворцем благоверному князю Петру и княгине Февронии Муромским». Согласно «Книге, глаголемой описание о российских святых», «в начале 16 в. по всем странам прошла весть, что в г. Муроме явились славные чудотворцы, дарующие исцеления приходящим к ним».

Муромских святых упоминает «Летописец начала царств» (1550–е), где сказано, что царь Иван IV перед походом на Казань 13 июля 1552 г. в Муроме поклонился их мощам: «И приходитъ государь в соборную церковь града того же Рождества пречистые и к сродником своим великимъ чюдотыворцомъ князю Петру и княгини Февронии… с молениемъ».

Возможно, что особое внимание Ивана IV к ним связано с тем, что победа 23-24 июня над крымским ханом под Тулой пришлась на канун дня церковного празднования святым Петру и Февронии, а строки прославления святых из канона, составленного «Михаилом мнихом», напрямую связаны с этим событием: «Веселия ходатай наста нам, светоносный день Петра и Февронии премудрыхъ, иже верою воспевающим их, даруютъ велию милость».

3 июля 1552 г. войско во главе с царем двинулось на Казань. От Мурома начался для молодого царя победоносный поход. По сообщению Жития князя Костантина Муромского, «государь царь и великий князь Иоанн Васильевич всея России самодержец… поиде на безбожного царя Казанского… и прииде государь царь со всем своим воинством во град Муром и пребысть в Муроме две недели».

Здесь царь проводил смотр войскам. На седьмой день пребывания царь вновь посетил собор. 20 июля, «прииде государь в церковь Рождества пречистые и великим чюдотворцом и молебная с великими слезами на много час совершивъ и призва всесильного бога на помощь и пречистую его богоматерь и великх чюдотворцев, такоже и святых своих сродниковъ».

Предание гласит, что царь Иван Васильевич дал обет в случае победы выстроить в Муроме несколько каменных храмов, а над мощами Петра и Февронии — новую соборную церковь. Строительство Богородицкого собора и царские вклады в него зафиксированы в Писцовой книге Мурома 1636 г.: «Строенье та соборная церковь блаженныя памяти государя царя и великого князя Ивана Васильевича всея Русии… Да в тябле деисус и праздники и апостоли и пророки… поставленье блаженныя памяти государя царя и великаго князя Ивана Васильевича всея Русии».

Впрочем, еще составители рукописного описания собора на рубеже XIX и XX столетий отмечали: «Как у Киреевского, так и Бартенева (составители Писцовых книг Мурома 1625, 1636 гг. — О. С., Ю. С.) не указано с точностию, каким именно Иваном Васильевичем III или IV сооружен храм».

В самой Казани Иван Грозный повелел заложить храм Благовещения с двумя приделами, один из которых был посвящен Петру и Февронии: «И во единъ день созда храмъ соборный Благовещение пресвятыя владычицы нашея богородицы, на месте красне, на площаде, близ царева двора».

Идеолог похода и наставник государя митрополит Макарий прислал Ивану IV в Муром «назидание», тесно связанное с основными мотивами «Повести о Петре и Февронии». Митрополит призывает царя к змееборчеству: «Якоже солнце сияше православие в области и державе вашего царскаго отечества и дедства и прадедства великого твоего царскаго благородиа и государьства.

На ню всегда свирепеет гордый он змии, вселукавый враг диавол, воздвизает на нь лютую брань погаными цари твоими недруги». Макарий напоминает о благочестивых царях Феодосии и Константине и о предках самого царя, которые «по закону сохраняли чистоту брака».

В макарьевском послании впервые назидательно используются образы Петра и Февронии как идеальной супружеской пары, что в дальнейшем закрепилось в литературной традиции. Такой парой, очевидно, мыслился сам молодой государь с супругой Анастасией. В исторической реальности такой четой целенаправленно стремились быть царь Федор Иванович (сын Ивана IV) и царица Ирина (Годунова), которые в 1593 г. приложили к мощам святых покров, шитый в мастерской царицы.

Это одно из наиболее поэтических произведений, исполненное с необыкновенной теплотой и любовью, т. к. царица особо почитала Петра и Февронию и молила их о даровании детей. Благочестивых царственных супругов даже современники сравнивали с муромскими святыми.

Есть документальные подтверждения почитания святых Петра и Февронии и совершения служб в их честь не только в Муроме. В «Уставе церковных обрядов, совершавшихся в Московском Успенском соборе» (около 1634) под 25 июня: «Память бл. кн. П. и кн. Ф, Мур. чюд.; благовест в лебедь, трезвон средний, а пети вкупе со отданием Предтечевым, точию им поем величание».

Петр и Феврония значатся в списках имен для поминовения среди других муромских князей в трех рукописных синодиках (Муромский музей). В двух из них — Богородицкого собора (XVII в.) и Благовещенского монастыря (1695) — имена внесены в список «Великих князей Муромских» после святого Константина с сыновьями.

В последнем (1713) – того же монастыря — в списке «Блговерныхъ и великихъ князей Муромских» тоже после семейства Константина. Против обеих княжеских семей приписано: «Иже во святых».